Почему в России не работает программа «12 шагов»?

Данная программа изначально разрабатывалась на государственном уровне. Есть мнение, что она скопирована с системы ЛТП (лечебно-трудовых профилакториев) Советского Союза.

Ее суть в том, что в реабилитации участвуют одновременно четверо:

  1. Сам зависимый.
  2. Его ближайшее окружение.
  3. Другие зависимые (знакомые или же не знакомые).
  4. Государство.

Реабилитация осуществляется принудительно и условно – добровольно.

По законам Соединенных Штатов, жена или близкий человек, или же не обязательно близкий, а например шериф (как у нас участковый), может выписать штраф, арест или же какое то другое финансовое или же юридическое ограничение для человека, злоупотребляющего психоактивными веществами. Или же не обязательно злоупотребляющего а, например, умеренно выпивающего по выходным. Там каждый имеет право на личное мнение и если супруг проводит время с бутылкой перед телевизором, а не с семьей, то жена имеет право обратиться к шерифу. Шериф выносит предупреждение и направляет к врачу. Именно направляет, а не советует обратиться. Следует понимать, что даже простой прием врача стоит денег и цена зависит от того, какой у тебя страховой полис. Да и цена на лекарства не дешевая. После того как зависимый предоставит справку от врача шерифу или же шериф получит врачебное заключение, он или отменяет предупреждение и наблюдает за «пациентом», или же, если тот не соблюдает предписаний врача, выписывает штрафы и ограничения на те или иные услуги, льготы и т.д. Если же пациент по-прежнему отказывается лечиться, то он имеет право обратиться в суд, но перед этим он обязан пройти медико-социальную экспертизу для того чтобы доказать в суде что он не алкоголик. Если докажет – врача ждут штрафные санкции и в 100% случаев дисквалификация и понижение в должности. Поэтому там все осознают меру своей ответственности.

А у нас в России осознают?

Так вот, суд или же все тот же шериф при упорном не желании человека лечиться выносит постановление об увеличении штрафов и процентов по невыплаченным штрафам, назначает новые санкции. При этом с каждым новым штрафом и ограничением человеку дается шанс обратиться за медицинской или же психологической помощью. Даются рекомендации – куда обратиться и где находится ближайший реабилитационный центр. Если далеко – даются льготы на проезд, скидки на бензин и т.д. Это и есть добровольно-принудительный способ заставить лечиться, в котором инициатором лечения является государство. Иногда сам больной, даже таковым себя не считающий, после угроз жены или первого устного предупреждения шерифа может самостоятельно обратиться в реабилитационный центр. В таком случае санкции не накладываются вовсе.

Далее следует сам процесс реабилитации, в котором основная роль отводится тем, кто уже прошел начальные реабилитационные ступени или шаги, а психотерапевты только вносят коррективы в зависимости от индивидуальных особенностей реабилитируемого. После прохождения программы снимаются ограничения и минимизируются штрафы. Человек продолжает находиться под наблюдением шерифа.

Таким образом, государством создаются все условия, для того чтобы человек понял, что быть трезвым выгоднее, чем быть пьяным.

Повторю еще раз, что в реабилитации участвуют:

  1. Сам зависимый.
  2. Его ближайшее окружение.
  3. Другие зависимые.
  4. Государство.

Как обстоит дело в России?

Думаю, что ответ вы знаете сами. Выскажу лишь свое мнение.

Магазины с некачественным алкоголем «Красное и белое» на каждом углу. Их становиться все больше с каждым днем, и в каждом районе любого города их едва ли не больше, чем магазинов «Пятерочка», «Магнит» и им подобных. Их стремительное «размножение» происходит с молчаливого согласия нашего государства. Потому что пьяным управлять легче, чем трезвым. Первое, о чем думает человек, решивший обратиться к врачу, так это о том, что его поставят на учет в наркодиспансере, а это повлечет за собой невозможность продления или получения водительских прав, ограничения в трудоустройстве, совершения юридических сделок и т.п. И его на этот учет поставят, едва он предоставит медрегистратору паспорт и страховой полис. А не предоставит – откажут в приеме.

Диспансеры бывают разные, как и врачи, в них работающие, но в основном там сидят пенсионеры, выписывающие направления и справки. В наркологическом стационаре срок лечения составляет от 18-21 дня до бесконечности, если врач «найдет» у пациента какую-либо психопатологическую симптоматику. Или же родственники «помогут» врачу ее найти. Да и условия в современных больницах мало отличаются от «закрытых психушек» СССР. Врачи работают на мизерную зарплату, многие начинают «кодировать», «зашивать», обещают применить «новый метод» или «новое уникальное средство». Если бы все эти методы работали, то не было бы у нас алкоголиков.

Реабилитационные центры и центры свободного посещения, использующие модель 12 шагов.

Те, кто в них был, рассказывают одни и те же истории вне зависимости от того, где расположен центр. В первых – держат под замком и строго контролируют поведение, а во вторых идет пустой треп на фоне чая с конфетами. У зависимого человека нет стимула жить трезво! Ведь вернувшись в свою привычную среду пребывания, он вновь встретит своих друзей, вечно всем не довольную жену и маячащий в окне магазин «Красное и белое» или «Пятерочку» с алкоголем по акции. Да к тому же срабатывает наш менталитет, что-то типа «Закодируюсь и пить не буду».

Хватит пускать «розовую пыль» в глаза больных людей! Пациентам надо говорить правду об их заболевании. Говорить о том, что алкоголь перед его выпиской не уберут с прилавков магазина. С его болезнью нужно жить ему самому, а задача врача поддержать и помочь, а не «закодировать». Мы же врачи, коллеги! Давайте начнем жить и работать честно и дружно!